my account

login password

Завещания верных

Из цикла «Сокровенные исповеди»

«Почаще смотрите на звезды.

Когда будет на душе плохо, смотрите на звезды...

Когда грустно, когда вас обидят, когда что не будет удаваться,

когда придет на вас душевная буря — выйдите на воздух и останьтесь наедине с небом.

Тогда душа успокоится...»

Павел Флоренский, «Завещание моим детям»

ЧАСТЬ ВТОРАЯ:

«PIA SARCINA» (лат. - «дорогая сердцу ноша»)

«Я до сих пор не могу позабыть двух старичков прошедшего века... Легкие морщины на их лицах были расположены с такою приятностию, что художник, верно бы, украл их. По ним можно было, казалось, читать всю жизнь их, ясную, спокойную жизнь... Нельзя было глядеть без участия на их взаимную любовь... На лице и в глазах ее было написано столько доброты... Он всегда слушал с приятною улыбкою...» (Н.В.Гоголь, «Старосветские помещики»). Проникновенные строки из повести русского классика в очередной раз напоминали ему о смысле жизни, возрождали в суетном сердце желание жить по-Божьи. Он как-будто наяву представлял себе описанную Гоголем картину жизни и разлуки двух любящих сердец...

После смерти жены, старичок «был совершенно поражен... мутными глазами глядел он на нее, как бы не понимая... Но когда возвратился он домой, когда увидел, что пусто в его комнате... - он рыдал, рыдал сильно, рыдал неутешно, и слезы, как река, лились из его тусклых очей... это были слезы, которые текли не спрашиваясь, сами собою, накопляясь от едкости боли... Он недолго после того жил... «Положите меня возле Пульхерии Ивановны», - вот все, что произнес он перед своею кончиною». Читая о семейной гармонии, он впитывал в себя завещания верных, неспособных на измену и предательство мужчин и женщин. Неизгладимое впечатление получала душа, трепетало сердце и зажигалось священным огнем, призывающим подражать сильным...

«Неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1Кор. 7,14). Огромная привилегия даруется детям ПО-НАСТОЯЩЕМУ святых и верующих родителей - им дарована честь жить в доме, где обитает Бог. Только возмужав он реально осознал, что родиться в семье ПО-НАСТОЯЩЕМУ верных и посвященных Богу родителей – истинное благословение для ребенка. Этим он, дэвээровец не в первом поколении, смиренно дорожил... Превозноситься же над теми, кому выпала иная доля – считал преступным! Он верил в духовную преемственность благословенных поколений. Верил он и в то, что Божья сила и благодать разрывает наследственную цепь проклятий, вырывая души из порочного круга роковой жизни; из жизни, как пел Игорь Тальков, «в которой вы все не живете, не живете, потому что нельзя это жизнью назвать».

«С молоком матери» он впитал веру в Бога и пошел по стопам своих родителей, считая Церковь своим вторым домом... Годы служения в тюрьме – всегда считал переломными в своей дэвээровской судьбе: «Именно в зоне я понял, что значит крест и плаха, что значит служить отверженным, любить падших и по настоящему зависеть от Бога. Там, за колючей проволокой, в серости и мраке тюремного бытия - разрушились мои стереотипы относительно служения людям и Богу. Там, в «тюремной церкви», я испытал благодать несравненную, избавился от мелочности и ханжества ревнующих «не по рассуждению» (Римл.10,2). Парадоксально, но именно среди заключенных - мне по-новому открылась суть живого христианства. Бог постепенно сокрушал мое «религиозное» сердце... Я видел воскрешение безнадежных, я знаю, как звучат «струны» истерзанного грехом сердца. Но слышал я и другое – пение души возрожденной, музыку сердца преображенного слышал я...».

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоан. 15,13). Анна Герман - «белый ангел» польской эстрады и женщина... с необыкновенно трагичной судьбой. В 1967 году, в Италии, певица попадает в страшную автокатастрофу. Сложные переломы позвоночника, ног и рук, травма мозга, 14 дней без сознания. Неведомым чудом – Анна вернулась к жизни... Биографы Анны Герман в унисон отмечают очень важную деталь: Все трудные послеоперационные годы - ее муж был неустанно рядом с ней. Покалеченная, она стеснялась своей внешности, она не могла ходить, у нее пропала память, она очень всего боялась... Будучи инженером, ее муж сконструировал для «своей Анечки» специальное приспособление, чтобы учить ее ходить. Он на руках переносил ее в машину и ночью они уезжали на окраину города. Там, с большим вниманием и любовью, он учил ее ходить, шаг за шагом, движение за движением. Возможно потому и пела она перед самой своей смертью Гимн Любви, из Евангелия (1Кор.13гл.). Она остается жить для своего мужа: «Вот эту песню Анечка мне пела на кухне, а эту, когда гладила", - мужественный взгляд уходит куда-то в глубину. Збышеку тяжело слушать ее голос, читать статьи в прошедшем времени... Боль не проходит никогда. Два человека не привыкали друг к другу. Они просто любили. Тихие, скромные, очень доверчивые. Люди не от нашей суеты...». Они завещали нам верность, они оставили нам подлинное завещание...

Жизнь текла своим чередом... его дети подросли. Однажды, он собрал их всех вместе... Собрал, чтобы заключить с ними завет. Они не подписывали никаких обещаний, не давали друг другу формальных обетов. Историю об отцовском подвиге – рассказал он им... Трагичную историю семьи Джорджа Йейгера, описанную в книге Гордона Макдональда, «Мудрый отец». Джордж, три его сына и уже пожилой отец вышли в море на лодке – на рыбалку. Тогда он и подумать не мог, что к концу дня, своими собственными глазами увидит, как три его сына и отец, один за другим, в совершенном изнеможении, захлебнувшись морской водой - погибнут... «День клонился к вечеру, когда заглох мотор лодки. Поднялись огромные волны и ветер. Судно дало крен, стало ясно, что лодка обречена. Пятеро мужчин из рода йейгеров надели спасательные жилеты, привязались друг к другу страхующей веровкой и бросились в море... Лодку утащило в бездну моря... Они плыли к берегу. Трехметровые волны и сильное течение делали их попытки достичь берега почти безсмысленными. Набрав в легкие соленой морской воды, погиб сначала один мальчик, за ним – другой, затем третий... Беспомощному Джорджу оставалось только наблюдать, как умирали его сыновья и отец... Восемь часов спустя, изнемогая от крайнего утомления, он вышел на берег и из последних сил вытянул канат, которым его три сына и отец были привязаны к нему... «Умом я понимал, что никто из них не выжил... но отказывался в это верить...”, - признался он в интервью журналистам.

Широко открытые глаза его детей - увлажнили слезы... Их сердца уже были готовы услышать заключительные аккорды отцовского завета: «Дети, я хочу, чтобы вы запомнили... Джордж до конца тащил своих детей и своего отца, он мужественно исполнил свою отцовскую и сыновью миссию... И я хочу, чтобы вы знали и никогда не забывали: Чтобы с вами не случилось, где бы вы не оказались, помните - Я ИЗО ВСЕХ СИЛ БУДУ ТАЩИТЬ ВАС, И ЕСЛИ ПОГИБНУТЬ РАДИ ВАШЕГО СПАСЕНИЯ – ПОГИБНУ... Душу свою положу за вас, дети мои! Христос научил меня этому... Христос научил...».

Из книги Ивана Лещука «Исповедь», готовящейся к публикации издательством «Смирна»

Иван Лещук, livan@usa.com